Мы рассматриваем православную педагогику как таинство, которое совершает Христос посредством служения педагога. Недаром праведный Иоанн Кронштадтский писал: «К преподаванию Закона Божия надо приготовиться ничем не меньше, как и к совершению Таинства, ибо обучение есть тоже Божие таинство… Преподавание Закона Божия — великое дело, Ангельское дело!» Основные концептуальные положения нашей методики в свете рассмотрения православной педагогики как таинства можно охарактеризовать следующим образом.

1. Педагогика сердца

Солнечный пасхальный день. Иду неспешным шагом по деревне, наслаждаюсь запахами весны. Смотрю, мальчик лет двенадцати вылавливает палкой пластиковые бутылки из оврага. Не могу пройти мимо. Здороваюсь и спрашиваю: «Что ты делаешь?» Он оборачивается и скромно отвечает: «У меня есть большой пакет, я сложу бутылки туда и отнесу в контейнер для мусора». Похвалив его за это, продолжаю путь и думаю, сколько раз я сам проходил мимо, смотрел на этот мусор, но ни разу не взял палку и пакет. Всё же так просто. Но мне почему-то не грустно от этого, а наоборот — радостно! Меня провожают добрые светлые глаза юного труженика, которые видят то, что многие не замечают. Поэтому не остается никаких сомнений, что Пасха для него уже произошла, и именно так по-детски искренно он её отмечает.

Воистину прав был апостол Иаков: «Братия мои! не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению, ибо все мы много согрешаем» (Иак. 3:1,2) Только со смирением и осознанием того, что тебе самому есть чему поучиться у детей, можно приступать к христианскому просвещению, к педагогике сердца. Ребенка не нужно поднимать до взрослого понимания веры, наоборот, часто именно взрослым нужно подниматься до детского и немного наивного восприятия Бога. Недаром в Евангелии приведены слова Иисуса Христа: «Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18,3). Когда мы начнём смотреть на мир глазами детей, тогда чистым сердцем Бога у́зрим (Мф. 5, 8). Тогда и детям станем ближе и роднее.

«Детскость утрачивается с возрастом и восстанавливается в святости» (священник Александр Ельчанинов). Хорошо относиться к детству как к периоду святости, а к святым — как к безгрешным детям. Достаточно вспомнить пример Серафима Саровского, у которого глаза светились детской святостью! А такая равноангельская жизнь – и есть отражение православной веры. Объяснить, что такое Церковь можно только познакомив детей с опытом христианской жизни, показав духовную радость, которую даёт людям Богообщение.

Чтобы зажечь свечу нравственности в сердце маленького ребенка нельзя встать перед ним крепкой стеной, закрыв его тенью своего всезнающего величия. Позиция авторитарности и всезнайства не подходит для педагога, вставшего на путь приходского просвещения детей. Лишь увидев в ребенке образ Божий можно найти подход к его сердцу. Только осторожное и доброе поведение наставника, преображающая сила его любви способны раскрыть этот Образ во всей полноте. Недаром архимандрит Виктор (Мамонтов) в разговоре о православном воспитании напоминал: «Когда солнечный луч касается закрытого цветка, цветок начинает раскрываться».

Ещё в XIX веке идеолог народного просвещения, обер-прокурор Святейшего Синода Константин Победоносцев критиковал схоластическое образование и писал о личности педагога: «Дети смотрят в глаза ему и не только слушают речи его и уроки, но ищут в нем видеть христианина, хранящего и творящего правду». Может быть, поэтому учительство всегда сравнивалось со священством, предъявлялись высокие нравственные требования к наставнику. Известный русский педагог С.А. Рачинский справедливо считал, что «учительство в школе не есть ремесло, но призвание, низшая степень того призвания, которое необходимо, чтобы сделаться хорошим священником». Добрый Пастырь душу готов положить за овец своих (Ин. 10, 11), поэтому апостол Иаков призывал не многих заниматься педагогикой сердца, ведь все мы много согрешаем…

_______________

Христианское просвещение детей начинается с самого педагога и попытки посмотреть на мир чистым взглядом ребёнка, чтобы стать ему близким и необходимым наставником.

«Я уже не называю вас рабами, …но Я назвал вас друзьями» Ин. 15, 15

2. Атмосфера любви

Одна девочка совершенно не плакала, когда умерла её собака. Родители очень удивлялись, и наконец, спросили:

— Почему ты не плачешь?

— Просто я знаю, что животные живут меньше, чем люди.

— А почему они так мало живут?

— Просто людям надо много времени, чтобы научиться любить, а животные итак всегда любят.

Вот так уста ребёнка провозглашают истину, до которой нужно дорасти педагогу и помочь понять её смысл самим ребятам. Не сумма знаний о Боге, не умения отличать священника от епископа, но возрастание в любви – вот истинный смысл духовно-нравственного воспитания. Недаром всемирно известный ученый Блез Паскаль говорил, что «все умы вместе взятые, и то, что они сотворили, не стоят единого порыва милосердия». А Константин Победоносцев писал: «Можно просветить человека в значительной степени без грамоты, и может он с грамотой оставаться самым непросвещенным невеждой и невежей… да сверх того еще и негодяем».

Педагог и наставник в вере – это не ликвидатор безграмотности, а воспитатель. Любой предмет воспитывает лишь тогда, когда видна заинтересованность самого учителя, когда уроки проходят в атмосфере взаимопонимания и любви. Каждый взрослый знает, что он выбрал ту или иную профессию благодаря какому-то наставнику, явившему пример не только исключительных знаний, но и самой жизни. Что-то интересное и загадочное происходило на его уроках…

Дети как-то особенно глядят на учителя, создающего на занятиях атмосферу любви и взаимопонимания. Настоящие отношения учителя и ученика начинаются с доброго взгляда, крепкой руки помощи, бесконечного доверия и искренних слов. Современные дети могут позволить себе любые лакомства и игрушки, планшеты и приставки. Однако они очень скучают по любви, особо остро чувствуя её недостаток не только в семьях, но и на экранах телевизоров и смартфонов. Как не понятны им слова Христа: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас…» (Мф. 5:44) Ведь общество живет другими ценностями. Но замирают их сердца, когда они видят, что святая жизнь реальна, что множество христиан воплотили слова Учителя. Пример заразителен особенно для подростков.

Праведный Иоанн Кронштадтский на своих уроках, прежде всего, заботился о просвещении сердца учеников, усвоении евангельских истин. И в то же время он делает важное замечание: «Главное, господа преподаватели, позаботимся о возможной простоте и немногосложности преподавания. Душа человеческая по природе проста и все простое легко усвояет…» А преподобный Амвросий Оптинский говаривал: «Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено, там ни одного». Так повторяют и все учителя, стремящиеся сделать уроки простыми и в то же время наполненными жизненно важными смыслами, затрагивающими сердца юных отроков. Некогда скучать, когда такие встречи не просто интересны, но и передают любовь наставника, в котором дети видят образ настоящего христианина, заботливо и ненавязчиво предлагающего то, что познал сам.

И как радуется учитель, когда его ученик возрастает в любви, когда православная вера становится не скучным и безжизненным знанием, а отражается в душе ребенка, готовой делиться своими мыслями и чувствами. Посмотришь, а он научился просить прощения, не обижаться на одноклассника, чутко воспринимать чужую боль, анализировать свои поступки, щедро делиться, быть доверчивым и искренним…

_______________

Атмосфера любви и общее стремление к возрастанию в христианской любви делают предлагаемый курс эффективным для комплексного просвещения детей.

«По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» Ин. 13, 35

3. Комплексный подход

Само по себе знание, которое дается в рамках приходской работы с детьми, нельзя назвать достаточным для их просвещения. Деятельность наставников, духовенства и родителей должна быть комплексной, ведь духовная жизни ребенка не заключается лишь в накоплении знаний о Боге и не строится в рамках церковной ограды. После воскресного дня обычный ребенок попадает в светскую и подчас агрессивную среду общеобразовательной школы. Как он будет вести себя в коллективе? Какие христианские качества он применит в своей будничной жизни?

Невольно вспоминаются слова игумена Никона (Воробьева) о преподавании православия в дореволюционное время. Оно велось настолько мёртво, схоластично, что уроки Закона Божия, вспоминал он, превращались во «время острот и кощунств». Христианство изучали как один из обычных светских предметов, но не как путь ко Христу и этим совершенно убивали дух в учащихся. Во всём преподавании не чувствовалось жизни…

Таким образом, наставление в вере должно быть актуальным и не сосредотачиваться на сухих фактах. Необходимо развивать навыки осмысленной духовной жизни и нравственного поведения, связывая пройденный материал с повседневной жизнью юного христианина. Поэтому первый компонент комплексного подхода в приходском просвещении детей – связь знаний о православной вере с повседневной жизнью, связь обучения вере и духовно-нравственного воспитания.

Есть еще один сложный вопрос, приводящий в недоумение мыслящих подростков. Это отсутствие сочетания знаний, полученных в храме, и знаний, полученных в светской школе. Порождаемое таким образом двойственное мышление нередко приводит к развитию двуличности. Подрастающий ребенок психологически подстраивается и привыкает к «особенным» знаниям о Боге и лицемерному благочестивому поведению внутри церковной ограды, выходя из которой снимает «маску» христианина и возвращается к светской молодежной жизни. Получается, что Церковь для него – это церковные здания, а не полнота жизни во Христе и любви к ближнему. Поэтому в процессе передачи христианских знаний и умений необходимо показать связь науки, религии, культуры и искусства через сочетание содержания гуманитарных, культурологических и естественных учебных предметов, изучаемых в светской школе. Это второй компонент комплексного подхода.

Как важно рассказать о верующих учёных, сформировать полноценное мировоззрение подростка, не считающего себя каким-то особенным и оторванным от жизни. Напротив, сколько бед может совершить внушение исключительности православного ребенка, духовной погибели всех нецерковных сверстников и презрительного отношения к ним. Так воспитываются юные фарисеи с жуткой гордыней и тщеславием.

С другой точки зрения, не должно быть «подстраивания» под светские интересы молодежи, обмирщения православия. Сами по себе новаторские методики преподавания без связи со святоотеческим наследием не могут дать необходимого результата, который заключается в развитии навыков Богопознания и Богообщения. Если не это становится целью наставника, а развлечение подростка и «подстраивание» под его запросы и секулярный мир исключительно с помощью анимации, концертов, игр, квестов, походов, то такая педагогика может принести вред духовному состоянию ребенка. Таким образом, важен третий компонент нашей концепции – связь системы приемлемых средств, методов и форм с русской традицией в Духе Православной Церкви и святоотеческого наследия.

Итак, комплексный подход в рамках предлагаемой программы – это методологическая основа действий приходских педагогов для того, чтобы не впадать в обе крайности: с одной стороны, не превращать встречи с детьми в схоластическую школу, с другой — не создавать развлекательный клуб. Как найти золотую середину? Как сделать общение живым, наполнить детское сердце любовью к Богу и ближнему? Об этом наша программа.

_______________

Воспитательный потенциал встреч с детьми наиболее полно раскрывается при тесной связи с их ежедневной жизнью, русской культурой и комплексной методикой.

«Знание надмевает, а любовь назидает» 1Кор. 8, 1